Есть вопросы? Запишитесь на
консультацию по телефону:

+7 (812) 947-45-28

Оформление наследства на интеллектуальные права.

Говоря о нормах права, можно утверждать, что существует вертикальная иерархия, согласно которой верховенством в системе нормативных актов обладают законы. При этом их юридиче­ская сила неодинакова: приоритетом пользуется Конституция, далее следуют федеральный кон­ституционный закон, федеральный закон, закон субъектов РФ. В нашем случае необходимо установить первоочередность норм, находящих­ся на одной и той же ступени.

Горизонтальная иерархия предполагает применение нормы закона в соответствии со сле­дующими принципами. Первый из них известен со времен Древнего Рима: lex posterior derogate prior («последующий акт вытесняет предшеству­ющий»). Осуществление этого принципа гаран­тирует нам применение нормы более разрабо­танной, а от того более грамотной и адаптиро­ванной к современным условиям гражданского оборота. Реализация второго принципа lex special is derogate generali («специальный закон вытесняет общий») позволяет законодателю до­статочно подробно, с учетом особенностей от­дельных разновидностей гражданских правоот­ношений регулировать данные положения. Без­условно, этот принцип важен, поскольку его от­сутствие привело бы к утере комплексного ха­рактера гражданского права. Так, ГК делит все содержащиеся в нем нормы на две группы: общие и специальные. Значение первых доста­точно велико. Общество и его потребности ме­няются, могут возникать новые, не рассмотрен­ные в ГК отношения, однако наличие общих поло­жений помогает обозначить границы поведения субъектов новых гражданских правоотношений. Общие начала гарантируют единообразие специ­ального регулирования. Существование их в ГК порождало в дальнейшем разработку положений специальных, что нередко выражалось в приня­тии специального закона.

Исключением стали интеллектуальные пра­ва.

Долгое время отношения, связанные с созда­нием и использованием результатов интеллек­туальной деятельности, регулировались специальны­ми нормативными правовыми актами: Законом РФ от 09.07.1993 № 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах», Патентным законом Рос­сийской Федерации от 23.09.1992 № 3517-1, Законом РФ от 23.09.1992 № 3520-1 «О товар­ных знаках, знаках обслуживания и наименова­ниях места происхождения товара», Зако­ном РФ от 06.08.1993 № 5605-1 «О селекцион­ных достижениях» и др. При этом первая, вто­рая и третья части ГК практически не содержали в себе обших положений о данной сфере право­отношений, разве только норму об отнесении интеллектуальной собственности к объектам граж­данских прав. В связи с этим, например, часто поднимался вопрос о необходимости включения в ГК общих норм о договорах, посредством кото­рых передаются права на результаты интеллекту­альной деятельности.

Существовала парадоксальная ситуация: отсутствие общих положений, но наличие специ­альных законов, причем не всегда современных (достаточно вспомнить Положение о фирме, утвержденное постановлением СНК СССР от 22.06.1927 .

С 1 января 2008 г. вступила в действие часть четвертая ГК, посвящённая правам на результаты интеллектуальной деятельности и средства инди­видуализации. Она также состоит из двух час­тей: первая охватывает общие положения; вто­рая содержит специальные положения, направлен­ные на регулирование отношений в сфере автор­ского права, смежных прав, патентного права, права на селекционное достижение, права на то­пологии интегральных микросхем, права на сек­рет производства (ноу-хау), права на средства индивидуализации и права использования резуль­татов интеллектуальной деятельности в составе единой технологии. Выделение общих и специаль­ных (только для интеллектуальных прав отдельно­го вида) положений позволило законодателю сэкономить правовые средства и не приводить общих положений в каждой главе раздела.

Безусловно, такой подход законодателя к определению структуры разд. VII ГК можно на­звать удачным, хотя ответа на вопрос об особен­ностях наследования и возможности включения в состав наследства тех или иных прав здесь нет. В части четвертой ГК содержатся следующие ука­зания: в ст. 1232 — на то, что свидетельство о праве на наследство является основанием для государственной регистрации перехода исключи­тельного права по наследству; в ст. 1241 — на воз­можность перехода исключительного права без договора к другому лицу, в том числе в порядке универсального правопреемства (наследования); в ст. 1267 — на охрану авторства, имени автора и неприкосновенности произведения наследника­ми, если на то не было иных указаний автора; в п. 1 ст. 1283 — на то, что исключительное право на произведение переходит по наследству; в ст. 1284 — на распространение на наследников правил п. 1 ст. 1 284 о недопустимости обращения взыскания на исключительное право; в п. 3 ст. 1291 —на сохранение исключительного права на произведение при отчуждении оригинала про­изведения; в ст. 1293 — на переход к наследни­кам права следования; в ст. 1316 — на охрану имени исполнителя и неприкосновенности испол­нения наследниками; в п. 4 ст. 1318 — на приме­нение к переходу исключительного права на исполнение по наследству правил ст. 1283; в ст. 1319 — на распространение на наследников исполнителя правил о недопущении обращения взыскания на исключительное право на исполне­ние; в п. 2 ст. 1327 — на переход исключительного права производителя фонограммы; в ч. 2 п. 9 ст. 1483 — на невозможность регистрации товар­ного знака, тождественного имени, псевдониму или производному от них обозначению, портрету и фак­симиле известного лица, без согласия наследника. Среди перечисленных крайне мало норм, направ­ленных на регулирование именно вопроса о вклю­чении в состав наследства интеллектуальных прав.

Анализ указанных выше норм позволяет выделить следующие основные положения о включении в состав наследства интеллектуаль­ных прав:

  • исключительное право на результаты ин­теллектуальной деятельности и средства индиви­дуализации, а также исключительное право про­изводителя фонограммы переходит по наследству, а основанием государственной регистрации тако­го перехода является свидетельство о праве на наследство;
  • право следования переходит к наслед­никам автора на срок действия исключительного права на произведение.

Иные вопросы о включении в состав наслед­ства интеллектуальных прав не урегулированы нор­мами не только специальной части разд. VII ГК, но и нормами обшей части, где закреплены общие положения об интеллектуальных правах. Однако, заметим, что ряд интеллектуальных прав не имеет ярко выраженного характера исключи­тельного права либо, являясь имущественным, об­ладает тесной связью с личностью автора, а пото­му требует специального указания в законе о воз­можности включения такого права в состав на­следства. Вполне объяснимы причины отсутствия закрепления в разд. VII таких положений о на­следовании, как нормы о времени и месте откры­тия наследства, об основаниях наследования и лицах, имеющих право наследовать, о составе наследства. Однако при решении вопроса о воз­можности применения общих норм в отношении наследования интеллектуальных прав должна учи­тываться специфика таких прав. Особенно это касается права на обнародование или права на полу­чение патента, установленные ст. 1255 и 1357 ГК соответственно.

Из-за отсутствия регулирования рассматрива­емого вопроса в разд. VII ГК обратимся к разд. V ГК, посвященному наследственному праву. Данный раздел структурирован привычным для нас обра­зом и содержит как общие положения о наследо­вании, так и нормы специального характера.

Итак, можно ли сегодня говорить о гори­зонтальной иерархии и применять принципы, присущие ей? Исключат ли нормы разд. VII о наследовании положения разд. V как акта предшествующего?

С одной стороны, каждый из разделов на­правлен на регулирование отношений в конкрет­ной области гражданского права: разд. V — в сфере наследования, а разд. VII — в сфере ин­теллектуальных прав. Это означает, что оба раз­дела носят особый (специальный) характер, а сле­довательно, они равнозначны по отношению к обшим положениям ГК. С другой стороны, разд. V ГК является обшим по отношению к разд. VII ГК в области вопросов наследования. Нормы разд. V ГК призваны обеспечить единство правового регулирования наследования различных обьектов гражданских прав, в том числе интел­лектуальных.

Например, норма ст. 1112 указыва­ет: «В состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства веши, иное имущество, в том числе имущественные пра­ва и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с лич­ностью наследодателя, в частности право на али­менты, право на возмещение вреда, причиненно­го жизни или здоровью гражданина, а также пра­ва и обязанности, переход которых в порядке на­следования не допускается настоящим Кодексом или другими законами. Не входят в состав на­следства личные неимущественные права и дру­гие нематериальные блага».

Вполне очевидно, что данная норма является обшей, а указание на на­личие специальных оговорок в ГК или других за­конах не только подчеркивает это, но и предпо­лагает, что в зависимости от характера прав и обязанностей возможность их перехода по на­следству должна быть оговорена законодателем. Логичным было бы предположение о наличии та­ких указаний и в разд. VII ГК, поскольку интел­лектуальные права обладают рядом особенностей. Как было указано выше, если имущественный ха­рактер, а следовательно, возможность включения в состав наследства одних прав очевиден, то в отношении других, действительно, необходимо прямое указание закона.

Общими по отношению к разд. VII ГК яв­ляются положения не только гл. 61 «Общие поло­жения о наследовании», но и других глав: «На­следование по закону» (гл. 63), «Наследование по завещанию» (гл. 62) и «Приобретение наслед­ства» (гл. 64). Л вот нормы гл. 65, посвященной регулированию вопросов о наследовании отдель­ных видов имущества, считаются специальными.

Речь в этой главе идет о наследовании прав, свя­занных с участием в хозяйственных товарище­ствах и обществах, производственных коопера­тивах; прав, связанных с участием в потреби­тельском кооперативе; предприятия; имущества члена крестьянского (фермерского) хозяйства; вещей, ограниченно оборотоспособных; земель­ных участков; невыплаченных сумм, предо­ставленных гражданину в качестве средств к суще­ствованию; имущества, предоставленного наследо­дателю государством или муниципальным образованием на льготных условиях; государ­ственных наград, почетных и памятных знаков.

На наш взгляд, гл. 65 не является общей по отно­шению к нормам части четвертой ГК. Объясня­ется это не только тем, что в ней не содержится специальной нормы, посвященной наследованию интеллектуальных прав, но и тем, что имеющие­ся в ней нормы направлены на регулирование вопросов наследования отдельных видов имуще­ства с учетом их особенностей, не свойствен­ных интеллектуальным правам. Нет необходи­мости нагружать часть третью ГК нормами о на­следовании интеллектуальных прав. Однако в разд. VII ГК, нормы, посвященные наследова­нию интеллектуальных прав с учетом их нема­териального характера, отличающего данный объект от других объектов гражданских прав, должны быть включены.

Выше уже говорилось о том, что в состав наследства не включаются права и обязанности, переход которых в порядке наследования не до­пускается ГК или другими законами (ст. 1112 ГК). Следовательно, существуют права и обязанности, в отношении которых законодатель, отсылая нас к ГК или иным нормативным правовым актам, должен закрепить нормы, позволяющие с учетом особенностей тех или иных объектов граждан­ских прав решить вопрос о включении (не включении) их в состав наследства.

Это в полной мере касается ряда интеллектуальных прав, которые не могут быть однозначно отнесены к имуществен­ным либо неимущественным правам.

На наш взгляд, законодатель должен прямо назвать ин­теллектуальные права в части четвертой ГК, ука­зав при этом, что переход их в порядке наслед­ственного преемства не допускается. В этом слу­чае будут соблюдены все основные принципы иерархии: регулирование общих вопросов о на­следовании станет осуществляться согласно гл. 61, 62, 63 и 64 ГК, а регулирование частных вопро­сов — в соответствии с нормами части четвер­той ГК с учетом рассматриваемых в ней особен­ностей интеллектуальных прав.

Таким образом, поднимая вопрос об иерар­хии норм, которые направлены на регулирование отношений, связанных с наследованием интеллек­туальных прав, мы вынуждены констатировать, что в действующем законодательстве решены лишь общие вопросы наследования, но не учтены проблемы наследования интеллектуальных прав, возникающих в отношении как результатов интел­лектуальной деятельности, так и приравненных к ним средств индивидуализации.

Добавить комментарий

Уважаемые посетители, здесь Вы можете задать вопрос юристу и получить незамедлительный ответ.


Защитный код
Обновить

обращение юриста уважаемым посетителям

Полезная информация

Некоторые вопросы признания завещания недействительным Рассматривая наследственное правопреемство в качестве правоотношения, легко обнаружить цепочку взаимосвязанных сделок: завещание, принятие наследства либо отказ от наследства (в том числе...
Подробнее...
Наследство земельного участка на праве постоянного бессрочного пользования. На практике не редко возникает вопрос о возможности оформить наследство на земельный участок, который принадлежал наследодателю на праве...
Подробнее...